Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

В книжных издательствах юристы начинают сходить с ума

У меня готовится к выходу художественная книжка. Художественная, а не документальная. Там есть несколько эпизодов, которые происходят на Украине. И вот что я давеча получаю вместо ожидаемой редактуры:

Добрый день, Евгений!
Мы готовим вашу книгу к печати. К сожалению, мы пока не можем прислать вам макет на проверку, так как в книгу необходимо внести изменения:
- Согласно новому законопроекту о введении уголовной ответственности за распространение ложной информации в отношении Вооруженных сил (ВС) РФ и описания текущей ситуации в Украине (УК РФ Статья 31 и УПК РФ Статья 151), мы не можем опубликовать вашу книгу в таком виде. Пожалуйста, удалите или отредактируйте следующие фрагменты http://joxi.ru/ZrJWEL9hQnalm, http://joxi.ru/YmEeqBuGaMnlm, http://joxi.ru/Q2KjK9UOGy9RA и отправьте книгу на модерацию еще раз.
- После упоминания девиза «Слава Украине! Героям слава!» необходимо добавить примечание: "Запрещенный лозунг на территории Российской Федерации".
Пожалуйста, внесите все необходимые правки и сообщите о готовности в ответном письме.

Collapse )

Молодых писателей с гениальными рукописями ждут в Петербургском детективном клубе

Никита Филатов, президент Петербургского детективного клуба, пригласил на юбилейное заседание - клубу исполнилось 30 лет.


(фото Павла Маркина).

Очень по-домашнему все прошло: народ приносит с собой напитки и закуску, и после короткой речи президента начинается употребление под незлобивые шутки и подколки.
Collapse )

Жиды города Житомира (жалкое подражание Стругацким)

Город Житомир потрясает вселенную простым обстоятельством - там до сих пор сохранился музей русского инженера Сергея Павловича Королева. Но новостной повод сегодня другой: мэр Житомира пожаловался, что жители за три дня украли главную елку города и разбили или спиздили похитили все игрушки с елки.


Итак, история жидов города Житомира (жалкое подражание Стругацким).
Collapse )

Виктор Пелевин - лучший русский автор последних десятилетий

Это очевидно, несмотря на взбаламошные стоны справа и слева.
Хотя бы потому, что Пелевин - остроумный.
А в русской культуре это самое главное - донести свои мысли без дешевого пафоса, но увлекательно и остроумно, это очень по-русски. Все прочие европейские культуры почти всегда обходятся без юмора, там подается информация как есть - и это зачастую выглядит довольно тупо.
А вот русские шутят всегда. Даже когда их убивают.

У меня есть небольшой презент читателям - аудиокнижки Пелевина. Я их собирал пару лет, потом накидал в аудиосистему своей машины и слушаю их, пока катаюсь до работы и обратно.
Читайте тоже, слушайте, пожалуйста - оно того стоит. Виктор Пелевин очень классный.

Collapse )

Андрей Кивинов: Телевидение больше не интересно даже сценаристам, хорошее кино ушло в Сеть

Сегодня у нас в пресс-центре был мой хороший знакомый, писатель Андрей Кивинов вместе со своей женой, журналистом Викторией Шервуд.


Повод более чем достойный: у Андрея двойной юбилей, 30 лет со дня начала творческой деятельности и 60 лет со дня рождения.



По случаю юбилея обладатель пяти премий «ТЭФИ» в номинации «Лучший российский сериал» рассказал в эфире пресс-центра медиагруппы «Патриот», почему он не напишет больше ни одной книги, и объяснил, по какой причине пандемия коронавируса не станет сюжетом для сериала.
«Бумажная книга сейчас умирает, все уходят в интернет, и процесс монетизации интернет-изданий у нас еще не отрегулирован. И второе – люди стали меньше читать. Есть огромная альтернатива – сериалы, ютьюб и прочее. Поэтому книги как жанр уходят»,- считает Андрей Кивинов. Кроме этого, по словам юбиляра, написание книг не дает ему той отдачи, которую он получает, работая над сценариями фильмов. «В отличие от книг, работа над сериалами дает огромную аудиторию и стабильный заработок. Книгу прочитает тысячи 2, а сериалы посмотрят несколько миллионов», - рассказа писатель.

Collapse )

Мишелю Нгомо - человеку и памятнику

Газета «Час пик», где я работал в 90-е, потрясала меня (да и не только меня) своей второй тетрадкой – 16 полос формата А2, посвященные всякой лабуде. Если в первой тетрадке были нормальные новости и аналитика, то во второй, как правило, публиковались огромные пафосные тексты, должные подчеркнуть высочайший, недосягаемый культурный уровень авторов. Больше ни для чего эти тексты, на мой взгляд, не годились, но кто меня там спрашивал.
Однажды я не выдержал и написал пародию на эти тексты. Кое-кто смертельно обиделся, хотя текст не был опубликован у нас – он вышел в стороннем издании.
Вот он:

Мишелю Нгомо - человеку и памятнику

Имя Мишеля Нгомо-Питерского, без сомнения, известно всякому культурному человеку, но вот о творчестве Мишеля Ивановича сведений почти не осталось. Благодарным потомкам остается лишь догадываться о значительном вкладе Нгомо-Питерского в мировую сокровищницу современной литературы, а также в гималайскую живопись и восточную кулинарию. Догадываемся об этом и мы, посвящая целый разворот нашей газеты радостной для всех истинных интеллигентов дате - 57-летию со дня безвременной кончины Мишеля Ивановича.
О трагической судьбе писателя, его долгом и сложном пути в сумятице катаклизмов бурной эпохи, в которой довелось творить литературному титану, рассказывает супруга Мишеля Нгомо, княгиня Жанна Фухимото-Корзинкина. Наш корреспондент встретился с ней запросто, прямо в квартире писателя, в святом для каждого петербуржца месте, где творил сам Нгомо-Питерский.

«Он был простым и в то же время сложным...»

- Жанна Федоровна, прежде всего нашего читателя, разумеется, интересует гималайский период творчества писателя. Откуда этот пронзительный слог, эта безграничная духовность, эта возвышенная тоска о простых, обыденных, тривиальных, но таких важных для каждого человека вещах?
- Он был простым и в то же время сложным - мог, скажем, выпить и не закусить. Но главное не это - главное, как тонко он чувствовал ситуацию, как верно подмечал неизбывные черты уходящей эпохи или возвышенную ментальность чуждой ему культуры.

Гималайский период лучше всего отражен в раннем произведении Мишеля Ивановича - телеграмме на имя главного врача областной лечебницы имени Степана Скворцова. Разумеется я, как и всякий культурный человек, помню эту замечательную вещь и с удовольствием ее вам процитирую:

«Товарищ Бакин!
Макароны по-флотски подразумевают наличие в них мяса. Мяса в макаронах ввереного вам учреждения мною не обнаружено. Культурный человек так и напишет в меню – «макароны», не делая многообещающих приписок типа «по-флотски». Вы обманываете народ, роняя в неокрепшие людские души надежду на лучшую долю, а потом обрекаете их на мучительные и незаслуженные страдания.
А ведь мясо - это лучшее, что у нас есть, лучшее, что есть в нас самих и в окружающем нас мире. Мясо можно варить, тушить, жарить, наконец, его можно есть, объединившись с близкими по духу людьми...»

Collapse )

Я только спросить: А вот если сейчас прислать кому-то розу без ГШ-слова, это пипец или еще модно?

«Розенкранц и Гильденстерн мертвы» — грустная пьеса Тома Стоппарда. Я ее раз пять начинал читать и столько же раз выкидывал нахуй с громкими криками, потому что это все особенная английская хуйня, они торчат от Шекспира, а нам-то похуй.
Еще большее число раз я выкидывал нахуй "Улисс", даже топтал его ногами, кстати. Топтал ногами роман ирландского писателя Джеймса Джойса.
Ну, потому что это просто пиздец какой-то - столько страниц очевидно левой сконструированной хуйни. Зачем это читать вообще, тем более, зачем это читать мне?

Тем не менее сегодняшний пятничный вечер я решил посвятить изучению именно этой литературы.
Конечно, поллитра стоят напротив и манят запотевшими боками.
Но я упрямо читаю и не отвлекаюсь.
И?

Collapse )

"Поэты одного ущелья": поэзия и проза современного Дагестана. Ну, такое, РКН лучше не смотреть

После начала эпидемии в прошлом году COVID вынужден ездить на работу и обратно на машине. Раньше вполне себе помещался в метро и не жужжал. Но супруга сказала - в машину, любимый!, а я, как подкаблучник, смиренно согласился.
И вот езжу больше года, как дурак.
Раздражает, да.
За это время сменили машину на более массивную.
Раздражать стало не меньше.

Но пост не об этом. Я стал слушать много (прям очень много) аудиокниг, в основном из тех, что записаны были ранее еще в СССР, поскольку их спиздить нынче намного легче - сраные западные копирайтеры даже не знают, кому предъявить свое возмущение.
И вот я прослушал сегодня, пока ехал домой, вот такое произведение:
"Ожерелье для моей Серминаз". Автор Ахмедхан Абакарович Абакаров (12 декабря 1931 — 23 октября 1991) — даргинский писатель, публицист, сценарист, первый даргинский профессиональный драматург. Народный писатель Дагестанской АССР (1969).

Что я могу сказать. Я служил в советской армии в период 1986-1988, и это было очень непростое время. Дагестанцы в советской армии тех времен были явно лишние - не прибавляли они боеготовности, прямо скажем, а только мешали.
Collapse )

Гузель раскрывает глаза и отмазывается от очевидного плагиата

Редакция «Слово и Дело» связалась с лауреатом премии «Ясная Поляна» и «Большая книга» Гузель Яхиной. Писательница решила ответить на эти обвинения:

«Я скажу так: в романе «Эшелон на Самарканд» очень много правды, почерпнутой из архивных документов и кинохроники 1920-х гг. И список главных, но далеко не всех первоисточников (мемуарных книг, писем, дневников), приводится в конце книги. Нет ничего удивительного в том, что другие архивные документы, которые публикуют другие авторы, рассказывают о тех же событиях и ситуациях. Об эвакуационных поездах, которых было очень много, о бедственном положении детей в Поволжье ну и т.д. Я с большим уважением отношусь к той просветительской деятельности, которой занимаются другие публицисты и блогеры, рассказывающие по теме голода. Точка».