anonim_from_rus (anonim_from_rus) wrote,
anonim_from_rus
anonim_from_rus

Узнал недавно

Удивительная вещь.
Впрочем, удивительная только для случайных идиотов вроде меня.
Продажи книги в России часто зависят от настроения конкретного продавца в конкретном магазине. Если этот продавец поставит твою книжку лицом к читателю, вытащив из жопы-стопки-где-то-в-углу, то у тебя есть шанс.
А если он тебя не полюбит (хрен знает, за что), то шансов у тебя нет. Вообще нет. Ни малейших.

Копи тогда деньги на маркетинг, не меньше 300 тыщ евро, как Минаев, Робски или Брусникин. Они именно с такими бюджетами раскручиваются. (Злорадное: правда, им не сильно помогает, там весь маркетинг в минусе).

Мне это все не нравится.
Знаю, что у меня нормальная книжка - читать ее точно не противно. Даже хвалят ее многие приличные люди и юзеры ЖЖ.
И что теперь, мне утереться?
Фиг вам.
В Новосибирске читают. Значит все хорошо.
Валерий Иванченко http://ivanchenkoval.livejournal.com из "Книжной витрины":


Евгений Зубарев родился в Москве в 1965 году. Живет в Санкт-Петербурге, работает в городском еженедельнике «Петербургский Час пик». Автор нескольких публицистических книг о коммерсантах 90-х. Его сборник документальных историй, описывающих примерно 200 мошеннических технологий новейшей российской истории, «Милицейская академия 1-2», и поныне используется в преподавательской деятельности милицейских учебных подразделений.
Роман Евгения Зубарева «2012. Хроники смутного времени» — беспрецедентная попытка предупредить о возможности новой гражданской войны в России. В увлекательной остросюжетной форме роман говорит о том, во что может вылиться растущее социальное напряжение в условиях ослабления и нерешительности власти.

– Евгений, расскажите, как из журналиста вы стали писателем. Из чего вырос ваш последний роман?
Евгений Зубарев: Я, к сожалению, писателем не стал. Писатель, на мой взгляд, это тот, кто живет на гонорары от своей писательской деятельности. Я же зарабатываю журналистикой – примерно с 1994 года я работаю специальным корреспондентом городской газеты, специализируюсь на криминальной тематике. Конечно, эта работа здорово помогает в сочинительстве – перед глазами прошло столько реальных типажей и историй, что их даже придумывать не надо. А вот когда начинаешь выдумывать, ситуация иная – первая моя художественная книжка, «Русские идут!», хоть и была продана тиражом 20 тысяч, но была, на мой взгляд, неудачной – я ее сейчас стараюсь вообще не вспоминать. Вторая, «Пятый Интернационал», тоже, в общем, основ не потрясла – она была выпущена в твердой обложке и в двух «покет-буках» общим тиражом 30 тысяч и если «покет-буки» были, наконец, проданы, то издание в твердой обложке до сих пор продается. Это говорит о том, что тамошние мои герои, два приятеля-ученых, читателю неинтересны. Публицистика понравилась людям намного лучше – все документальные книжки вроде историй про мошенников или коммерсантов прошли на ура. Что касается идеи «2012», то родилась она из командировок по стране – мне доводилось видеть территории России, где вообще не работают никакие законы, кроме законов физики. И там, разумеется, люди ведут себя несколько иначе – они все равно самоорганизуются, придумывают свои правила и следуют им.
– В романе мы застаем начало социальной катастрофы, видим ее развитие, но так ничего и не узнаем о предпосылках. Что случилось в России 2012 года? Действительно, закончилась нефть? Или произошла вдруг радикальная либерализация?
Евгений Зубарев: Не я один полагаю, что наше общество крайне пренебрежительно относится к государству и его законам. О правовом нигилизме в России говорят и специалисты-социологи, и политики.
Порядок в так называемых цивилизованных странах обеспечивается не только принуждением, но и воспитанием, которое длилось несколько поколений. В нашей стране, после стольких лет ломки социальных стереотипов, люди стали чудовищно циничны и жестоки – криминальная практика это очень наглядно демонстрирует. У нас преступники ежегодно убивают 35 тысяч человек – это один из самых высоких показателей на душу населения в мире. Добавьте к этому все более усиливающееся социальное расслоение и видимую невооруженным глазом классовую ненависть, а также расовую и религиозную рознь. Сейчас достаточно простого ослабления контроля, чтобы началось то, что потом описывается в учебниках истории как революция или бунт – в зависимости от результата. Повод в данном случае не важен – важно, что общество разобщено, в нем отсутствует внятная государственная идеология, при этом государство лишено обратной связи с народом в виде реакции на публикации в СМИ. Т.е. те, кто наверху, вообще не знают и не понимают, что происходит внизу. Придумано аж пять национальных проектов, но ни один из них не решает проблему безопасного проживания в самой опасной стране мира. А ведь это проблема номер 1 в России, именно ее называют российские эмигранты в качестве причины отъезда из страны – страх за себя и своих близких.
– Не собираетесь ли вы написать сиквел? Что вообще могло случиться после захвата Москвы вашими героями? Есть ли у вас свое видение не только желательного, но и реально возможного будущего России?
Евгений Зубарев: Я сознательно свернул повествование сразу после того, как мои герои 4 ноября вошли в Москву и очистили ее от мародеров. Дальше уже чистой воды фантастика начинается, а я ведь писал про трансформацию реальности. Мне казалось очень важным донести свою обеспокоенность ситуацией в обществе – то, что кажется сейчас совершенно невозможным, на самом деле вполне реально. Вспомните, мог ли кто-нибудь предполагать, скажем, в 1985 году, что спустя десять лет, в 1995 в Грозном будет функционировать легальный рынок рабов? Точно так же многим трудно сейчас предположить, что наше государство, экономика которого сейчас так динамично развивается, может прекратить свое существование не вследствие вмешательства извне, а в ходе банальных, я бы сказал, бытовых конфликтов. Но дело обстоит именно так – наше общество крайне неэффективно управляется официальными структурами, и потому с готовностью отреагирует на грамотные манипуляции с любой болевой точкой, которых у нас полно. Это национализм, религиозная рознь, социальное расслоение – все, что разобщает людей. А вот объединяет нас пока только одно – ненависть к государству и ко всем его институтам, от парламента до милиции. Это значит, что взрыв возможен в любую минуту и к нему надо быть готовым. Можете считать меня параноиком, но полуавтоматический карабин я себе купил и вам советую.




Да, черт возьми, я действительно прошу о поддержке.
И мне не стыдно.
Потому что:
а) иначе для чего еще нужны друзья.
б) я еще сто сюжетов озвучу, до которых руки не дошли. И вам же будет интересно, ей-ей.
Ну и?
в) Да, я выпил. Да, много. Да, слишком много.
Ну и что.
Все равно это верно. И я это не сотру. Чего уж теперь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments