anonim_from_rus (anonim_from_rus) wrote,
anonim_from_rus
anonim_from_rus

Categories:

Иван да Марта в парке культуры и отдыха. Часть третья. Глава первая. Лиза

Продолжаю публикацию актуального по нынешним временам романа, хотя написан он был лет семь назад. Возиться с издательствами пока не вижу смысла, уж больно долго у них все делается.
Буду вывешивать здесь по главам. Замечания и идеи приветствуются.

Глава первая
Лиза

Мама сказала, что я могу провести весь сегодняшний день как я хочу, поэтому я с утра взяла компьютер в постель, захватив туда еще молочный коктейль и чипсы. Но когда мама зашла ко мне в комнату, она тут же, с порога, начала кричать на меня.
- Лиза! Почему ты ешь и пьешь в постели?! Опять вся кровать в крошках и пятнах. И компьютер загадишь. Немедленно вставай! Ты что, весь день собираешься проваляться?

Ну, вот что тут скажешь? Сама обещала, что я могу провести этот день как хочу. И тут же кричит, что я должна куда-то бежать, вместо того, чтобы делать то, что я хочу. А я хочу валяться в кровати целый день. Я, может, как пошла в первый класс, так с тех пор и не высыпаюсь.
- Мама, пожалуйста, дай мне провести этот выходной, как я хочу, - сказала я маме вежливо. – Ведь мы еще вчера об этом договаривались. Я хочу поваляться в постели.
- Мы об этом не договаривались, - ответила мама сердито, тыкая пальцем в очевидные улики. – Мы не договаривались, что ты будешь есть чипсы в постели. И вообще, пошли куда-нибудь. Какой смысл дома сидеть в такой хороший день?
Папа научил меня считать до десяти, прежде чем говорить собеседнику что-то резкое. Я досчитала до двадцати, а потом сказала:
- Хорошо, мама. Как скажешь, мама. Ты как всегда права, мама.
Мама странно на меня посмотрела, а потом, разумеется, заплакала, заявив, что я опять издеваюсь над ней. И уходя, хлопнула дверью.
Я повалялась в кровати еще с полчасика, но в нашем главном чате все вдруг резко ушли, а в закрытом чатике я внезапно, всего после пары фраз, вдрызг рассорилась с Васей Птицей, после чего по инерции в ярости захлопнула крышку ноутбука.
Мама неправа, но ведь она мама. И она хочет погулять по городу. Значит, мы пойдем гулять по городу.
Я снова открыла крышку ноута и порылась в анонсах на это воскресенье. Самым безобидным вариантом выглядела прогулка в зоопарке Коркеассаари. Стандартная экскурсия там длится полтора часа, а потом я смогу оттуда удрать в центр, на нашу городскую тусовку. Раз я согласилась на эту дурацкую прогулку, маме придется отпустить меня потом, тут без вариантов. Единственная проблема – деньги. Я профукала все свои еженедельные карманные денежки на два крутых плаката и три роскошные футболки на Али, но мама об этом не знает.
- Мама!
Мама пришла через две секунды и после недолгого торга мы сошлись на том, что едем без завтракав Коркеассаари, там гуляем и обедаем, а после я получаю от мамы 30 евро и гуляю до семи вечера.
- Только строго до семи! Ты поняла?! Ровно в семь чтоб была дома!
Я поняла.
В зоопарк мы приехали на автобусе, хотя ведь я просила маму заказать такси. Но когда я начала ныть, мама в сотый раз стала рассказывать мне, что мы должны вести экономный образ жизни, потому что «непонятно, как там все сложится у папы, а у нас лишних денег нет».
Мы прошли к кассам зоопарка через небольшой деревянный мост и у меня глубоко в душе шевельнулось что-то не очень осознанное, но неприятное.
Я вдруг оглянулась посмотреть, как отсюда выбираются, если что случится. И тут же заметила, что мама тоже оглянулась.
- Прекрати, Лиза! – тут же завелась мама, почуяв мое настроение. – Бомба дважды в одну воронку не падает.
Я не стала спорить, хотя очень хотелось.
Мама купила в кассе два билета на стандартную экскурсию и мы прошли за широкие ворота. Возле ворот толпились посетители, их разбивали на группы гиды. Многие курили, потому что дальше, в зоне парка, курение было запрещено. Дым от вейпов поднимался над толпой огромным грибом, как после ядерного взрыва.
Зоопарк оказался очень большим, даже огромным. Идти с гидом не захотела ни я, ни мама, и мы пошли наугад по широким аллеям мимо сетчатых заборов, за которыми бодро тусили разные упитанные зверюшки. Зверюшек, впрочем, было не так много – несколько оленей, пара лосей, какие-то невзрачные курицы и один павлин.
Я смотрела на них и даже комментировала поведение некоторых божьих тварей, чтобы сделать маме приятно. Мама, впрочем, смотрела на божьих тварей равнодушно, пока мы не дошли до обезьяньего сектора.
- Как ты думаешь, что сейчас делает папа? - вдруг спросила она меня, когда мы глазели на огромного орангутанга, важно сидящего на ветке в окружении нескольких сисястых самочек. Самки позорно суетились вокруг него, подсовывали доминантному орангутангу бананы и апельсины, но он капризно отвергал их, отворачиваясь от всех к стволу огромного дуба.
- Думаю, папа делает сейчас примерно тоже самое, - сказала я, и тут же схлопотала подзатыльник.
Мы прошли еще немного по аллее до перекрестка, где на нас вдруг напали аниматоры. Первый из них, тощий юноша с зелеными волосами, в ярко-красной накидке с логотипом какой-то корпоративной херни, схватил меня за руку и закричал по-английски:
- Девушка! Какой лимонад вы предпочитаете?
Ненавижу, когда меня без спросу трогают незнакомые люди.
Я вырвала свою руку и проорала на весь зоопарк, тоже по-английски:
- Я русская, чувак! Из всех лимонадов я предпочитаю водку!
Юноша несмело ухмыльнулся, но продолжил следовать заложенной в него программе:
- Но если вам предложат выбор, кока-колу, ситро или пепси? Что вы сделаете?
- Вам же сказали, юноша, - вдруг завелась мама. – Девочка русская. Если ей предложат выбор, она выпьет водки, включит ядерный реактор и расстреляет вас из автомата Калашникова.
Юноша отступил на шаг и я добила его, ткнув ему пальцем во впалую грудь:
- А потом я сдам то, что от тебя останется, в КГБ на опыты медведям!
И мы удалились с мамой вдаль, зловеще хохоча.

Мы еще хохотали, когда по соседней аллее в десяти метрах от нас с невнятными воплями пробежал сначала один человек, потом сразу трое, а потом мы увидели огромную разноцветную толпу, удирающую всего от одного гражданина. Когда этот страшный гражданин подбежал чуть ближе, я увидела пену у него на губах.
Мама вдруг выругалась, глядя на все это представление с огромным недоверием в глазах.
- Так не бывает. Это чушь какая-то, - сказала она мне, бесстрашно тыча рукой в источник паники.
Мне тоже было совсем не страшно. Я испытывала, скорее, раздражение. Столько планов было на этот день и все насмарку.
Но когда я осмотрелась чуть внимательнее, страх появился. Зомбак был не один – по параллельным дорожкам к людям бежали еще несколько дергающихся существ с пеной вокруг рта.
- Нам надо удирать отсюда, мама, - показала я ей на других зомбаков.
Мама кивнула и мы побежали вслед за всей толпой к западному автомобильному мосту, по которому совсем недавно проходили прогулочным шагом.
Мы бежали не очень быстро, в первую очередь потому, что мама не могла быстро бежать в своих новых туфлях на высоких каблуках. Поэтому к мосту мы добежали в числе последних и оказались в самом хвосте огромной толпы, которую держало что-то впереди и к которой сзади неспешно подбирались около десятка зомбаков.
Люди в толпе вели себя омерзительно – прямо передо мной огромный мужик в дорогом костюме пошло пихался и даже щипался, чтобы его пропустили в глубь толпы, подальше от страшных зомбаков. Его не пускали и он в ответ мерзко скулил, как вздорная собачонка. Хотя, судя по рассказам папы, такой мужик мог бы одним ударом завалить пару-другую больных психов – ведь они были обычными людьми, просто спятившими от вируса. Но никто в этой толпе не собирался драться – все хотели только одного, убежать.
Увы, бежать было некуда – мост с той стороны перекрыли полицейские цепи.
Я подумала о том, что все это мы уже однажды видели, я смотрю все это будто в кино.
«Уважаемые посетители зоопаркаКоркеассаари. Администрация информирует вас, что в связи с особыми обстоятельствами выход за пределы острова Коркеассаари закрыт. Просим проявить терпение. Мы известим вас, когда выход станет возможным». Это объявление разносилось из громкоговорителей на пяти языках поочередно, но ясности уважаемым посетителям оно не добавляло – вокруг я видела изумленные и растерянные лица.
Все яростно толкались, стремясь прорваться сквозь толпу на мосту подальше от омерзительных зомби. Впрочем, нам с мамой все было ясно и без объявлений – плавали, знаем.
Зомбаки ковыляли к нам все более энергично, мне казалось, что я даже слышала шипение, которое они издавали, когда у них шла пена изо рта.
Мама повернула ко мне свое лицо и я поразилась тому, какая она сейчас была злая и решительная.
Она вдруг с размаху влепила пощечину здоровому мужику в костюме и заорала на него по-английски:
- Заткнись! Иди! И убей! Ты мужик, или баба?! Делай хоть что-то! Хватит ныть!
Мужик неожиданно обмяк, лег на деревянный настил моста, прикрыл голову руками и зарыдал.
Среди его всхлипываний можно было разобрать английские слова: «я вегетарианец», «нет насилию» и самое очевидное – «простите, мэм, но я боюсь».
Я посмотрела на приближающих зомбаков и сообщила маме очевидное:
- Мам, нам надо делать что-то самим. Иначе нам крышка.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments