anonim_from_rus (anonim_from_rus) wrote,
anonim_from_rus
anonim_from_rus

Categories:

Мой дед, которым я горжусь



Петербургской станции скорой медицинской помощи исполнилось 120 лет.
Один из ее заслуженных сотрудников врач-психиатр Олег Аронович помогает людям уже почти 60 лет. И т.п.

На самом деле он очень крутой. Шестьдесят лет регулярно отлавливать психов в мегаполисе. Ну, это же пиздец на самом деле. Самоубийство какое-то.
А он их отлавливает и потом даже лечит. Ну, иногда лечит, чаще просто изолирует. Но слышали бы вы благодарности от людей, которые спустя два-три года наконец выдыхают и говорят:
- Спасибо. Спасибо, что теперь мы можем заняться чем другим, кроме как ежеминутного разруливания проблем с нашими родственниками.



Одному из старейших петербургских врачей-психиатров Олегу Ароновичу 78 лет. Из них 56 лет отдано работе на Городской станции скорой медицинской помощи, где он продолжает трудиться и сегодня.

Студент 4 курса Ленинградского педиатрического института Олег Аронович пришел работать на 8-ю подстанцию ГССМП осенью 1962 года. Студентов-медиков принимали на «скорую» только с 4 курса и только медбратьями, их статус повышался до уровня фельдшера с 6 курса. Через некоторое время он узнал, что на ленинградской «скорой» есть две психиатрические бригады, но попасть туда непросто, а студентов не берут. С тех пор работа на «скорой психиатрической» стала мечтой, к которой будущий врач Олег шел несколько долгих лет. С 1967 года и по сей день работает врачом-психиатром на специализированной подстанции скорой помощи Петербурга.

Душевно болен и очень опасен

«Скорая помощь привлекала меня романтикой: мчаться с сиреной на помощь, спасать раненых, больных и пострадавших, зная, что тебя ждут, на тебя надеются, – это было здорово! Но все оказалось намного приземленней. В первый же день работы, когда я пытался выскочить из еще не остановившейся машины к больному, лежащему на земле, меня так обматерил шофер, что я навсегда запомнил: нельзя открывать двери до полной остановки», - вспоминает доктор.

Учиться пришлось очень многому, и не только основам профессии врача в широком смысле, но и оперативной психиатрии.

«Я столкнулся с самой драматической стороной жизни общества. Молодые, умные, красивые люди, заболев, становились фактически никем. Книга Поля де Крюи «Борьба с безумием» была решающей точкой в моих размышлениях о будущей специальности – только психиатрия».

Задача работы скорой психиатрической помощи (о существовании которой, кстати, до сих пор многие даже не догадываются) – выезды к душевнобольным по нарядам Центральной станции скорой помощи («центра», того самого «03», к которому все так привыкли), вызовам милиции, учреждений, приемных отделений больниц или отдельных лиц для оказания необходимого пособия; направления душевнобольного в психиатрические больницы, если по состоянию больного это признается дежурным психиатром необходимым. Показания для госпитализации не меняются уже много десятков лет: социальная опасность душевнобольного, выражающаяся в нападении на окружающих и нанесении им побоев или увечий, или в разрушительных действиях, а также в покушениях на самоизувечивание или самоубийство. Также в качестве показаний фигурируют наличие бредовых идей, обманов чувств, острого беспокойства или угнетения или иных признаков, указывающих на возможность быстрого антисоциального поведения.

За полвека работы с душевнобольными чего только не было: и нападения на бригады врачей, и чудовищные случаи заболеваний, когда оторопь брала даже видавших виды психиатров, и убийства, и самоубийства. Но ни разу не было желания уйти со «скорой» и сменить профессию.

«Часто даже врачи внебольничной сети, не говоря о простых гражданах, представляют скорую психиатрическую помощь как группу захвата из ближайшей «психушки». Это, конечно, не так. Это очень нелегкая, опасная, ответственная и интересная работа. Каждый случай, каждый вызов – это абсолютно новая история, часто – трагедия, но мы реально можем помочь людям. Поэтому всегда обидно слышать, когда говорят, что у нас «психи ходят по городу». Они – не «психи», а больные люди, которым нужна помощь. И мы им помогаем», - говорит доктор.

Зависим от работы

Сейчас Олег Аронович – психиатр высшей категории, один из лучших специалистов службы. И работу бросать не собирается. Суточные дежурства по несколько раз в неделю, выезды на срочные вызовы с бригадой во все концы родного Петербурга, сложные госпитализации и больные, многих из которых он помнит не только по историям болезни, но и по именам. И он страстно переживает за все, что происходит вокруг.

«Я работаю там, где мне нравится, и делаю то, что умею и что должен. Два года назад мне пришлось два месяца (впервые в жизни!) пробыть на больничном. Я думал, что умру от тоски. Выписался и … вышел на работу. Через месяц я забыл о всех болячках. Как психиатр я оцениваю свое отношение к работе как «зависимость» у алкоголиков. Готовьте себя. У больного алкоголизмом резкий обрыв запоя ведет или к «белой горячке», или, в 30% случаев, к смерти. Поэтому к уходу на пенсию таким, как я, надо готовиться заранее: сокращать рабочий день или количество выходов на смену, хорошо подумать о том, чем будешь заниматься, окончательно уволившись… Пытаться внушить себе, что ты честно отработал всю жизнь и имеешь право на отдых. Главное – быть готовым к переключению на новый стиль жизни. Но ни в коем случае не ломать, не взрывать сложившийся десятилетиями стереотип своей жизни», - считает 78-летний доктор, не думающий о выходе на пенсию.



Сейчас в городской системе здравоохранения Петербурга работают 70848 человек, из них 11977 медиков (17%), перешагнувших 60-летний рубеж.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments