anonim_from_rus (anonim_from_rus) wrote,
anonim_from_rus
anonim_from_rus

Categories:

Как был продан мифический "Новичок" в 90-е годы. Привет, Dupont!

Нашел свой текст от 2003 года, в котором описывается ситуация в России 90-х годов - как российские химики продавали все, что имели и знали.
Запад тогда получил все наработки по химоружию и использовал их, как хотел. Это стоило Западу примерно 2-3 доллара за одно уникальное вещество.


ПЕТЕРБУРГ - СТОЛИЦА ХИМИЧЕСКОЙ МАФИИ

Наркотики, взрывчатка, сильнодействующие яды? Нет ничего
проще. Нет ничего лучше. И нигде в мире этого добра нет боль-
ше, чем в тихом и даже несколько скучном городе Санкт-Петер-
бург. Только всенародно проклятый ВПК здесь совершенно ни при
чем.
Ежедневно десятки тысяч жителей Северной Венеции самосто-
ятельно производят и продают миллионы доз самых разных
ситетических наркотиков, тонны высококласной взрывчатки и ты-
сячи литров самых жутких отравляющих веществ, аналогов которым
нет даже в пентагоновских лабораториях. Кому и зачем?



Десять граммов порошка в бумажной оболочке

...способны разнести к чертовой матери самый современный
пуленепробиваемый сейф из шведской стали. А двести граммов та-
кой взрывчатки полностью разрушат многоквартирный жилой дом и
частично - прилегающие здания в радиусе ста пятидесяти метров.
Нигде в мире химики не смогли добиться таких впечатляющих ре-
зультатов - взрывчатка уникальна, хотя является продуктом пе-
реработки хорошо известного специалистам и давно описанного в
литературе вещества.
Авторы - частнопрактикующие химики. Эта работа была сделана не под заказ, а просто из "творческого интереса", как они
сами заявили. Впрочем, тут же добавили, что готовы поставить
дело на поток, если найдется серьезный покупатель. Моральными
терзаниями они себя не обременяют.
Последняя разработка умников - устройство для стрельбы
разогретыми до 2000 градусов парами ртути. Попадание в челове-
ка ведет к необратимому и смертельному заболеванию. Заказ оп-
лачен анонимным АОЗТ с определенной специализацией - перепродажа на Запад технологических новинок.
Таких умников в Петербурге тысячи. Это не дилетанты. За
плечами каждого из них химический факультет СПГУ или Техноложки, а потом долгие годы работы в государственных лабораториях.
Все они известны не только в российских ученых кругах, но и на
Западе. Даже так - на Западе их знают лучше, поскольку без их
публикаций не обходится не один серьезный химический журнал.
Это профессионалы, которых бросило государство.

Почему Петербург?

Несмотря на свое завидное столичное положение, Москва ни-
как не может претендовать на роль химической столицы России.
Потому что это место уже занято - Петербургом.
Институт Химии государственного университета, Технологи-
ческий университет, Ниигипрохим, Химаналит, десятки фармаколо-
гических и биологических институтов и сотни лабораторий. И это
только государственные учреждения - количество частных не под-
дается исчислению хотя бы потому, что они препочитают нигде не
регистрироваться.
Надо говорить о финансировании государственных научных
организаций? Разумеется, зарплата там такая же фикция, как и
всюду по стране. А высшая школа продолжает выпуск химиков вы-
сокого класса, которые остаются без работы сразу после получе-
ния диплома. Только в этом году получили дипломы свыше 1500
профессиональных химиков. Чем они займутся, как вы полагаете ?

Чем они занимаются

Первый звоночек прозвучал в 1990-1992 годах, когда предс-
тавители французского химического концерна "Рон-пулен" скупили
только в Технологическом институте свыше 2000 уникальных об-
разцов - плод многолетней работы сразу нескольких кафедр, в
том числе и специальной (секретной). Продавали сами сотрудники, причем по баснословно низким ценам: S2-3 за образец.
Невозможно поверить, что руководство института не знало
об этой распродаже - по свидетельству очевидцев, это был настоящий бум, продавались даже военные разработки, включая новые
типы взрывчатки и отравляющих веществ.
Однако, хаос в химическом бизнесе не устраивал ни продавцов, ни покупателей - первые несли финансовые потери из-за неизбежного демпинга, вторых не устраивало большое количество
подделок, за которые никто не желал отвечать.
Поэтому с 1993 года в городе сформировалась настоящая
профессиональная сеть посредников, в задачу которой входил по-
иск перспективных химико-фармацевтических разработок и перепродажа их пяти иностранным концернам, проявляющим наибольшую
активность в России. Кроме "Рон-пулен", это голландская фирма
"Specs", американский концерн "Du pont" и СП "Syntest". Пятую
фирму посредники мне назвать отказались, поскольку она, по их
утверждениям, единственная из упомянутых еще ни разу не обманывала своих российских клиентов. Поэтому ее деятельность устраивает полукриминальных перекупщиков.

Пора назвать всех поименно

Виктор Георгиевич Карцев, доктор химических наук, директор американской части СП "Syntest". Сергей Юрьевич
Заседателев, кандидат химических наук, руководитель российского представительства "Syntest".
Михаил Бобровников, кафедра органической химии Технологического университета. Представляет "Specs".
Лидия Павловна Дементьева, представитель сразу нескольких
западных фирм в СПГУ.
Александр Васильевич Гарабаджило, доктор химических наук,
декан кафедры биотехнологии Технологического университета.
Считается одной из крупнейших фигур в посредническом бизнесе
Петербурга.
Валерий Полукеев, глава фирмы "Вектон", официально торгующей химреактивами.
Николай Федоренко, бывший сотрудник химико-фармацевтического института, преставитель "Specs".
Константин Краснов, кандидат химических наук, очень активный посредник, представляет "Syntest", но вообще работает
со всеми.
Валерий Ноздрачев, фирма "Юпитер-Z", сотрудничает со всеми заинтересованными лицами.
И еще сотня фамилий, для публикации которых просто жалко
места. Некоторые из этих посредников действуют вполне официально, но большинство работает по законам черного рынка, контроль за которым невозможен в принципе.

Технология продажи технологий

Все просто. От имени известной фирмы в крупнейшие города
СНГ рассылаются анкеты-вопросники, в которым посредники указывают спектр своих интересов и условия покупки. Обычные условия
таковы - за уникальное вещество, технология производства которого неизвестна специалистаам, платят $30-40. Известные, но
неописанные в литературе вещества стоят $10-15. За эти деньги
покупатель получает только маленький образец (милиграммы или
даже микрограммы) и вдобавок обязуется его протестировать,
выдав продавцу экспертное заключение о качестве продукта. Потом база данных пересылается на Запад, а там придирчиво выбирают и платят уже в десятки и даже сотни раз больше. Разумеется, разницу получают посредники, а не авторы.
После этого встает вопрос о производстве. Могут купить
технологию, но это делается редко - пока дешевле и проще организовывать производство в России. Только в Петербурге этим
кормятся свыше ста частных лабораторий, производящих все, что
угодно - от компонентов дорогостоящих лекарств до сильнейших
ядов и синтетических наркотиков.
Между прочим, сведения, собранные в таких анкетах, вполне
можно отнести к секретным и совершенно секретным - речь часто
идет о специализации сотрудников специальных факультетов, результатах работы целых коллективов, на работах которых стоят
устрашающие грифы "секретно" или "ДСП". Только всем на это
давно наплевать - раз государство делает вид, что финансирует
науку, пусть не обижается, что ученые делают вид, что соблюдают законы или государственные интересы.

Обстановочка

Весьма напряженная. И не только в Петербурге. Один
"Syntest" умудрился обжулить свыше 500 химиков по всему СНГ, а
в Питере недовольных несколько десятков. Больше всего достается нашим друзьям по Союзу - Армении, где некогда были созданы
превосходные кадры химиков-технологов, теперь невостребованные, и Украине, где также полно нищих профессионалов.
Посредники часто обманывают и друг друга, тогда начинаются настоящие войны с применением тяжелой артиллерии - местной
мафии. Так, в феврале этого года в нашем городе шла битва между Николаем Федоренко ("Specs") и Лидией Дементьевой ( "Dupont" ). Федоренко передал коллеге 1000 образцов, собранных в городе в течении 1995 года, но получил только половину обговоренной суммы. Обратившись к мафиози, он нарвался на аналогичный ответ от конкурента и пошло-поехало. Все серьезные посредники обзавелись телохранителями и воевали три месяца, что
серьезно сказалось на их специфическом бизнесе.

Дилетанты

Этих легион. Как правило, это слегка повзрослевшие призе-
ры химических олимпиад, имеющие в избытке свободное время, но
явную нехватку специального оборудования и реактивов. Поэтому
ничего сверхтехнологичного они предложить не могут и специали-
зируются на производстве синтетических наркотиков.
Именно петербургские школьники наткнулись на простейшую
химическую реакцию эфедрина с марганцовкой, в результате которой происходит синтез эфедрона, популярного наркотика. Это
произошло в 1976 году, но запрет на свободную продажу эфедрина
наши власти вынесли только в 1988. В Соединенных Штатах эфедрон появился в 1991 году и рецепт производства местные тинейджеры узнали от наших эмигрантов.
Зато у ЛСД есть автор и он, как ни странно, к Питеру отношения не имеет. Его зовут Тимоти Лири и открытый им продукт
до 1971 года использовался медиками вполне законо. Швейцарская
фирма "Сэндоз" и чехословацкая "Спофа" производили его в промышленных количествах. До 1980 года ЛСД использовали в Советском Союзе, в опытах на животных и наши физиологи получали егоофициально, согласно письменным заявкам.
То, что сегодня продают в каждой петербургской подворотне, к ЛСД не имеет ни малейшего отношения. Этот продукт не под силу дилетантам, а профессионалов он не интересует в силу низкой рентабельности производства. Поэтому девушки и юноши, пользующиеся услугами наркодельцов, под видом ЛСД получают фенциклидин или, что чаще, ДОБ (диметоксибромфенамин). Последнее вещество чрезвычайно ядовито и принимать его могут
только самоубийцы.
Из петербургской частной лаборатории в прошлом году было
отправлено в Эстонию 200 граммов фенциклидина, сильнейшего
галлюциногена. Это примерно 50 000 доз. Однако он оказался
настолько "грязным", что вызвал целый обвал смертей среди эстонских наркоманов.
Еще один синтетический наркотик, первитин, также производят дилетанты, поскольку технология его производства элементарна и общеизвестна. Однако, случаев отравления простым в
производстве кайфом навалом - наркоманка со стажем Алиса В.
рассказала мне, что только в среде ее знакомых от отравления
некачественными наркотиками в этом году скончалось восемь человек. Юрий Малинов, лабораторию которого шумно накрыли два
года назад, разбавлял свой и без того грязный первитин не менее грязным молочным сахаром и продавал это дерьмо как ЛСД.
Что касается знаменитого экстази, то и его производство
теперь целиком находится в руках полуграмотных студентов. Хотя
до 1985 года в России был экстази промышленного изготовления -
его использовали психотерапевты (якобы облегчает общение) и диетологи (как средство от ожирения, охренеть). Запрет появился после опубликования сразу в нескольких научных журналах результатов исследований фармакологов, доказавших, что экстази вызывает необратимые изменения в мозге.
В Птеребурге за сырьем для экстази далеко ходить не надо.
Завод "Северное сияние" использует софрол и пиперональ при
производстве духов.
Аналогично на "Фармаконе" для производства розового масла используют фенилуксусную кислоту. Она же является для юных
химиков сырьем для синтеза фенилацетона, из которого потом получают фенамин.

Кооперация

Дилетантов раздражают высокие доходы профессиональных химиков, а бандитов раздражает неспособность дилетантов качественно выполнять заказы. Тогда используется следующая схема кооперации, опробованная прошлой весной с одним из петербургских
профессиональных химиков.
Известная криминальная группировка решает заняться производством и экспортом синтетического наркотика. Заказ поручается дилетантам, которых нетрудно найти (студент химического факультета). Студент находит подходящего, по его мнению, ученого и посылает ему вопросник с просьбой разработать дешевую и надежную технологию одного из промежуточных этапов синтеза наркотика. Оплата по факту. Потом следует обращение к другому ученому и так, пока все этапы синтеза не будут подробно описаны. После этого дилетантам остается следовать рекомендациям
научных светил, что не сложнее выполнения обычной лабораторной
работы в институте.
Есть более рискованный вариант - об'явление в газете. Цитирую дословно по "Рекламе-шанс":
"Требуется услуги химика-органика высокой квалификации, оплата за консультации очень высокая. Сообщите свой почтовый адрес. а/я N205.

"А вот и подлинная переписка, которую мне передал один из химиков, из любопытства откликнувшийся на это об'явление:
"Уважаемый Анатолий Борисович! Ваш ответ получен, квалификация устраивает заказчика. Если вы согласны с указанной
суммой вознаграждения за первый этап, ответьте на следующие
вопросы:
(следует длинный список вопросов, привожу только один.
прим. авт.)
Исходя из указанной формулы ( речь идет о пиперонале.прим. авт. ), укажите реальный выход продукта при окислении
сырья по следующей схеме."
"Уважаемый Анатолий Борисович! Фирма-заказчик просит вас
закончить работу не позднее 15 мая. Мы готовы немедленно оплатить все Ваши расходы и выплатить аванс, но мы также хотим видеть результаты."
Поиграв в кошки-мышки, этот химик прекратил переписку,
когда стало совершенно очевидно, чего от него добиваются заказчики. Но сколько в городе таких, кто продолжает консультировать начинающих наркодельцов?

Наконец, последний вариант кооперации - "Интернет". В
этой сети вас проконсультируют сразу сотни безответственных
химиков - надо только знать языки. Впрочем, язык химии понятен
специалисту и без перевода.

Пессимистический финал

Доберитесь до пустыря между Девяткино и окружной железной
дорогой - еженедельно там гремят взрывы самодеятельных пиротехников, испытывающих новые типы взрывчатки. Постойте на углу
Садовой и Гороховой - там ежедневно торгуют всеми типами синтетических наркотиков. Курьеры с чемоданами образцов самых не-
вероятных химических веществ регулярно пересекают государственную границу России. Я не представляю, как можно помешать
этому бизнесу сегодня. Разве только начать, наконец, полноценное финансирование науки?
Но это же нереально.

Евгений Зубарев

Подписи к фотографиям.
Фото 1. Это отверстие в четырехмиллиметровой шведской сей-
фовой стали сделано пятью граммами уникальной взрывчатки, упа-
кованной в бумажную (!) оболочку. Аналогов нет ни в нашем
министерстве обороны, ни в Пентагоне.
Фото 2. Милые бабушки подрабатывают к пенсии - торгуют
сырьем для производства первитина - солутаном. Дома покупатели
тридцать минут поколдуют с йодом и фосфором и улетят на небе-
са. Вернутся ли?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments