June 8th, 2020

Иван да Марта в парке культуры и отдыха. Часть третья. Глава первая. Лиза

Продолжаю публикацию актуального по нынешним временам романа, хотя написан он был лет семь назад. Возиться с издательствами пока не вижу смысла, уж больно долго у них все делается.
Буду вывешивать здесь по главам. Замечания и идеи приветствуются.

Глава первая
Лиза

Мама сказала, что я могу провести весь сегодняшний день как я хочу, поэтому я с утра взяла компьютер в постель, захватив туда еще молочный коктейль и чипсы. Но когда мама зашла ко мне в комнату, она тут же, с порога, начала кричать на меня.
- Лиза! Почему ты ешь и пьешь в постели?! Опять вся кровать в крошках и пятнах. И компьютер загадишь. Немедленно вставай! Ты что, весь день собираешься проваляться?

Ну, вот что тут скажешь? Сама обещала, что я могу провести этот день как хочу. И тут же кричит, что я должна куда-то бежать, вместо того, чтобы делать то, что я хочу. А я хочу валяться в кровати целый день. Я, может, как пошла в первый класс, так с тех пор и не высыпаюсь.
- Мама, пожалуйста, дай мне провести этот выходной, как я хочу, - сказала я маме вежливо. – Ведь мы еще вчера об этом договаривались. Я хочу поваляться в постели.
- Мы об этом не договаривались, - ответила мама сердито, тыкая пальцем в очевидные улики. – Мы не договаривались, что ты будешь есть чипсы в постели. И вообще, пошли куда-нибудь. Какой смысл дома сидеть в такой хороший день?
Папа научил меня считать до десяти, прежде чем говорить собеседнику что-то резкое. Я досчитала до двадцати, а потом сказала:
- Хорошо, мама. Как скажешь, мама. Ты как всегда права, мама.
Мама странно на меня посмотрела, а потом, разумеется, заплакала, заявив, что я опять издеваюсь над ней. И уходя, хлопнула дверью.
Я повалялась в кровати еще с полчасика, но в нашем главном чате все вдруг резко ушли, а в закрытом чатике я внезапно, всего после пары фраз, вдрызг рассорилась с Васей Птицей, после чего по инерции в ярости захлопнула крышку ноутбука.
Мама неправа, но ведь она мама. И она хочет погулять по городу. Значит, мы пойдем гулять по городу.
Я снова открыла крышку ноута и порылась в анонсах на это воскресенье. Самым безобидным вариантом выглядела прогулка в зоопарке Коркеассаари. Стандартная экскурсия там длится полтора часа, а потом я смогу оттуда удрать в центр, на нашу городскую тусовку. Раз я согласилась на эту дурацкую прогулку, маме придется отпустить меня потом, тут без вариантов. Единственная проблема – деньги. Я профукала все свои еженедельные карманные денежки на два крутых плаката и три роскошные футболки на Али, но мама об этом не знает.
- Мама!
Мама пришла через две секунды и после недолгого торга мы сошлись на том, что едем без завтракав Коркеассаари, там гуляем и обедаем, а после я получаю от мамы 30 евро и гуляю до семи вечера.
- Только строго до семи! Ты поняла?! Ровно в семь чтоб была дома!
Я поняла.
В зоопарк мы приехали на автобусе, хотя ведь я просила маму заказать такси. Но когда я начала ныть, мама в сотый раз стала рассказывать мне, что мы должны вести экономный образ жизни, потому что «непонятно, как там все сложится у папы, а у нас лишних денег нет».
Мы прошли к кассам зоопарка через небольшой деревянный мост и у меня глубоко в душе шевельнулось что-то не очень осознанное, но неприятное.
Я вдруг оглянулась посмотреть, как отсюда выбираются, если что случится. И тут же заметила, что мама тоже оглянулась.
- Прекрати, Лиза! – тут же завелась мама, почуяв мое настроение. – Бомба дважды в одну воронку не падает.
Я не стала спорить, хотя очень хотелось.
Мама купила в кассе два билета на стандартную экскурсию и мы прошли за широкие ворота. Возле ворот толпились посетители, их разбивали на группы гиды. Многие курили, потому что дальше, в зоне парка, курение было запрещено. Дым от вейпов поднимался над толпой огромным грибом, как после ядерного взрыва.
Зоопарк оказался очень большим, даже огромным. Идти с гидом не захотела ни я, ни мама, и мы пошли наугад по широким аллеям мимо сетчатых заборов, за которыми бодро тусили разные упитанные зверюшки. Зверюшек, впрочем, было не так много – несколько оленей, пара лосей, какие-то невзрачные курицы и один павлин.
Я смотрела на них и даже комментировала поведение некоторых божьих тварей, чтобы сделать маме приятно. Мама, впрочем, смотрела на божьих тварей равнодушно, пока мы не дошли до обезьяньего сектора.
- Как ты думаешь, что сейчас делает папа? - вдруг спросила она меня, когда мы глазели на огромного орангутанга, важно сидящего на ветке в окружении нескольких сисястых самочек. Самки позорно суетились вокруг него, подсовывали доминантному орангутангу бананы и апельсины, но он капризно отвергал их, отворачиваясь от всех к стволу огромного дуба.
- Думаю, папа делает сейчас примерно тоже самое, - сказала я, и тут же схлопотала подзатыльник.
Мы прошли еще немного по аллее до перекрестка, где на нас вдруг напали аниматоры. Первый из них, тощий юноша с зелеными волосами, в ярко-красной накидке с логотипом какой-то корпоративной херни, схватил меня за руку и закричал по-английски:
- Девушка! Какой лимонад вы предпочитаете?
Ненавижу, когда меня без спросу трогают незнакомые люди.
Я вырвала свою руку и проорала на весь зоопарк, тоже по-английски:
- Я русская, чувак! Из всех лимонадов я предпочитаю водку!
Юноша несмело ухмыльнулся, но продолжил следовать заложенной в него программе:
- Но если вам предложат выбор, кока-колу, ситро или пепси? Что вы сделаете?
- Вам же сказали, юноша, - вдруг завелась мама. – Девочка русская. Если ей предложат выбор, она выпьет водки, включит ядерный реактор и расстреляет вас из автомата Калашникова.
Юноша отступил на шаг и я добила его, ткнув ему пальцем во впалую грудь:
- А потом я сдам то, что от тебя останется, в КГБ на опыты медведям!
И мы удалились с мамой вдаль, зловеще хохоча.
Collapse )