April 22nd, 2020

YouTube должен выполнять законы России или убраться из Рунета



Почему Россия молчит, когда ее СМИ атакуют западные спецслужбы и IT-монополисты

Американская корпорация Google заблокировала аккаунт Федерального агентства новостей и связанный с ним аккаунт YouTube, уничтожив десятки тысяч репортажей и документальных фильмов агентства. Как должна реагировать Россия на такой акт политической цензуры?
Важно, что никаких нарушений правил Google, международного или российского законодательства редакция не допускала. Все удаленные видео являлись документальными репортажами или трансляциями реальных событий, а их удаление является актом политической цензуры.
Заметим, что ранее Google блокировал аккаунт НТВ с видео первого обращения Путина по ситуации с коронавирусом, опубликованное 25 марта. Также Google этой весной заблокировал и удалил аккаунты RT и других российских СМИ.
Самая популярная часть российского Интернета живет по правилам, которые устанавливают другие государства.
Collapse )

Иван да Марта в парке культуры и отдыха. Часть вторая. Глава первая. Иван

Продолжаю публикацию актуального по нынешним временам романа, хотя написан он был лет семь назад. Возиться с издательствами пока не вижу смысла, уж больно долго у них все делается.
Буду вывешивать здесь по главам. Замечания и идеи приветствуются.



Часть вторая
Глава первая
Иван

- Иван, вы знаете, я вас очень уважаю и ценю, но мы не можем публиковать материалы, основанные на недостоверной информации. Нас просто лишат лицензии. Тогда работу потеряете не только вы, но и еще пятьсот человек во всех региональных филиалах агентства. Мы не можем допустить такого исхода. Я уже не говорю о перспективе судебного иска со стороны ООО «Центральный парк культуры и отдыха». Их юристы последний раз звонили час назад и дали нам понять, что на любую публикацию, не согласованную с ними, иск последует немедленно.
Софья смотрела мимо меня и, проследив за ее взглядом, я увидел на столе стопку рекламных проспектов с логотипом парка.
- Они предложили вам рекламный контракт? – произнес я вслух потрясенно.
Софья соизволила поднять на меня деланно равнодушные прозрачные глаза, но было видно, что ей неприятно обсуждать эту тему – она ерзала в кресле, отстукивала ногами ритм под столом, а к финалу нашей беседы даже покраснела.
- Зарубин, прекратите строить из себя бетмана. Нашелся, понимаешь, спаситель отечества от кровавых сатрапов. У нас есть официальные ответы от всех ключевых государственных структур, принимавших участие в спасательной операции в парке. МЧС, МВД, ФСБ, городская администрация, даже «Водоканал»…По вашему, они все врут? Вы не много на себя берете, Иван? – когда Софья волновалась, она начинала довольно смешно картавить, но мне сейчас было не до смеха.
Говорить дальше было бессмысленно, но я все-таки попробовал зайти с другой стороны.
- Софья, среди 470 человек, официально погибших в парке, числится философ Константин Мелихов. Вы же лично его знали, вы дружили с ним. Вам правда неважно, кто его убил, вы не считаете необходимым найти его убийцу? Ведь все эти звери никуда не делись, они и сейчас в городе, они почувствовали вкус крови и теперь будут убивать снова и снова, как только представится такая возможность…
- Согласно официальному ответу Бюро судебных экспертиз, Константин Иванович Мелихов погиб от множественных укусов, сделанных, предположительно, больными шимпанзе. Это насчет зверей, по поводу которых вы так истерите. Кстати, оставьте свои истерики - все шимпанзе усыплены специально приглашенными ветеринарами и их тела показали репортерам всех федеральных телеканалов.
Она, не глядя, выудила из стопки пачку листов с официальными ответами и швырнула их мне в лицо.
Я встал и молча пошел к дверям. Софья меня не удерживала – закрывая дверь, я слышал, как она облегченно вздохнула и подняла трубку местного телефона.
В редакции мне больше делать было нечего и я быстро прошел по огромному залу, утыканному столами и компьютерами, буквально убегая от вопросительных взглядов коллег.
Впрочем, далеко я не убежал – на улице, в импровизированной курилке возле самого входа в здание, меня дожидались ребята из питерской редакции.
- Ну, что там начальство, разродилось, наконец? Ставим текст, не ставим? – яростно пыхая сигаретой мне в лицо, спросила Люба.
Я покачал головой, но объяснять ничего не стал. Мне вообще не хотелось сейчас ни с кем разговаривать.
- Если этот не ставим, пиши другой – у меня на сегодня вообще ничего нет, посещаемость как на кладбище. Вот годная тема – казаки начали патрулирование Невского проспекта, созывают прессу на акцию. Сделаешь мне к вечеру историю, Вань? – Люба вцепилась в рукав моей куртки и не отпускала, пока я не буркнул:
- Ладно, попробую.
- Спасибо, Ваня! Контакты и релиз я тебе на почту уже кинула.

Collapse )